?

Log in

No account? Create an account

Let all mortal flesh keep silence / Picardy
Гойя
assinus_tristis

Продолжаю заниматься любимым делом.

Благодаря Господней помощи и пинку товарища, наконец доделал переложение еще одного гимна. На этот раз — очень популярного. В восточной традиции «Да молчит всякая плоть человеча» поется только на первой и главной литургии Пасхи — и прочно ассоциируется с молчанием Великой Субботы. Последнее не совсем верно, так как исконно это был как раз обычный, повседневный офферторий иерусалимской литургии Иакова. В англоязычном мире известен парафраз Джерарда Молтри (Gerard Moultrie) на безумно красивую мелодию. Эта мелодия по своему настрою — чисто наши русские Иже Херувимы, послушайте и прочувствуйте сами.


Мой перевод с перевода в этот раз более чем вольный, но форма и благозвучие соблююдены, можно подпевать.

Let all mortal flesh keep silence,
and with fear and trembling stand;
ponder nothing earthly minded,
for with blessing in His hand,
Christ our God to earth descending
comes our homage to demand.

King of kings, yet born of Mary,
as of old on earth He stood,
Lord of lords, in human vesture,
in the body and the blood;
He will give to all the faithful
His own self for heavenly food.

Rank on rank the host of heaven
spreads its vanguard on the way,
as the Light of light descendeth
from the realms of endless day,
comes the powers of hell to vanquish
as the darkness clears away.

At His feet the six winged seraph,
cherubim with sleepless eye,
veil their faces to the presence,
as with ceaseless voice they cry:
Alleluia, Alleluia
Alleluia, Lord Most High!
Да молчит вся плоть земная
и во страхе предстоит.
О пустом не помышляя,
верный тайну да узрит,
как Господь нас посещает,
восприняв столь дивный вид.

Царь царей, Господь господствий
от Марии был рожден,
и твореньям в плотском родстве
стал единосущен Он,
да чрез Плоть Свою спасет всех,
кто был древле осужден.

Чин за чином, вышних лики
ангельских бесплотных сил,
вновь готовят путь Владыке,
дабы Свет Себя явил,
и в сем Таинстве великом
пищу верным предложил.

В страхе лица покрывая,
серафимы не уснут,
и керубы, стражи рая,
купно с собранными тут,
«Аллилуйя» возглашая,
славу Бога да поют!
Минутка руганиCollapse )

Для полноты стоит добавить, что текст «Да молчит» был известен в англоязычном мире и раньше. Об этом, например , свидетельствует альтернативная литургия Иеремии Тейлора времен пуританского безумия, когда «Книга общих молитв» была под запретом и верующим приходилось выкручиваться. Но это все ненужные подробности, а нам интереснее послушать музыкальное воплощение перевода оригинального текста (не гимна). Автор музыки — сэр Эдвард Бэрстоу.


Windham
унылый осел
assinus_tristis
Есть два пути: один — жизни и один — смерти, но между обоими путями большое различие.
Дидахе

Один средневековый профессор, по ложному обвинению отсидев в темнице немало лет и вернувшийся на кафедру, начал лекцию со слов: «в прошлый раз мы остановились на том, что...» Вот так и я, решил вдруг вернуться к теме гимнов. На этот раз я поделюсь с редкими прохожими суровым и лаконичным гимном Исаака Уоттса, нашедшим популярность у американских народных певцов.


Сложно тем же размером передать ту глубину, которая мне видится в оригинале, но я все-таки попробую.

Broad is the road that lead to death,
And thousands walk together there;
But wisdom shows a narrow path,
With here and there a traveler.

«Deny thyself and take thy cross»
Is the Redeemer's great command.
Nature must count her gold but dross,
If she would gain this heav'nly land.

The fearful soul that tires and faints,
And walks the way of God no more
Is but esteemed almost a saint
And makes his own destruction sure.

Lord, let not all my hopes be vain,
Create my heart entirely new,
Which hypocrites could ne'er attain,
Which false apostates never knew.
Широк тот путь, что в смерть ведет,
и полон тысячной толпой,
но се, Премудрость нас зовет
пустынной вслед идти тропой.

Забудь себя. Возьми свой крест -
то завещал Спаситель нам.
Взыскавшим славы горних мест
все блага мира - тлен и хлам!

А боязливый слабый дух,
свернув с Господнего пути,
хвалой от внешних полнит слух,
чтоб свой распад скорей найти.

Бог всей надежды! Боже сил!
иное сердце мне вложи:
не как у тех, кто отступил,
тех, кто согласен жить по лжи.

Четыре безжалостных строфы не оставляют шанса для двоедушных и трусливых. Узок путь и тесны врата, но другая дорога ведет к вечной смерти и саморазрушению. Составители «Священной арфы» подобрали подходящую мелодию, такую же суровую и проникающую до сокровенной глубины, когда ее поет сотня непреклонных христиан.

Но еще больше меня тронуло другое видео. Эта скромная домашняя запись, на самом деле, дорого стоит. Две сивиллы из американской глуши, взяв на помощь друга с аккордеоном, рассказали нам всю истину про грех и благодать. С ними точно не поспоришь.

When I survey the wondrous cross
унылый осел
assinus_tristis
Где-то в начале XVIII века Айзек Уоттс (Isaac Watts) написал гимн, маленькое размышление о смысле страданий Христа. И с тех пор без него не обходится ни один англоязычный церковный песенник.
На русский эти строки перевел известный Иван Проханов. Правда, барочное изобилие языка Уоттса сменилось тут на прямоту и наивность; но не все же нам упражняться в словесных играх, да еще и пред лицом Креста?

When I survey the wondrous cross
on which the Prince of glory died,
my richest gain I count but loss,
and pour contempt on all my pride.

Forbid it, Lord, that I should boast
save in the death of Christ, my God!
All the vain things that charm me most,
I sacrifice them through his blood.

See, from his head, his hands, his feet,
sorrow and love flow mingled down.
Did e'er such love and sorrow meet,
or thorns compose so rich a crown?

Were the whole realm of nature mine,
that were a present far too small.
Love so amazing, so divine,
demands my soul, my life, my all.

[Перевод Проханова]Когда я поднимаю взор

На Крест, где Божий Сын страдал,
Я сознаю греха позор,
Стыжусь того, что почитал.

Господь, храни меня, чтоб я
Здесь, в мире, славы не искал,
Чтоб подвиг Твой, чтоб смерть Твоя
Была венцом моих похвал!

Горя любовью ты, Христос,
За нас страдал и пролил кровь
Среди вражды, среди угроз.
Как велика Твоя любовь!

Когда б я целый мир отдал,
То дар мой был бы слишком мал.
Что ж за любовь Твою я дам?

Ничто! я Твой всецело сам.


Интересно будет послушать, как поют этот гимн

а) любители фигурной ноты


б) "посконные баптисты"


в) благополучные англикане


и г) жуткие в своей архаичности духоборы.

How splendid shines the morning star
унылый осел
assinus_tristis
Если мы уговорились думать, что тайна человеческого существования начинается с зачатия, то величайшим праздником после Пасхи должно быть Благовещение Господа нашего.
Так и должен, по идее, называться этот день. Не только Аве Мария и Акафист, не только галантный поклон ангела и «Ladymas», но, прежде всего, радостный ужас перед непроницаемой загадкой Воплощения — тема днешнего торжества.

Споем?

Morning_Star

Вот вам одна из множества переделок «Мистического брака» Филиппа Николаи. Фанатам Иоганна Себастьяныча этот хорал должен быть хорошо известен;) Оттуда и связь с Благовещением, которому посвящена первая кантата по списку BWV. Но немецкая мелодия, вдохновлявшая Баха, кажется мне вялой рядом с фолк-шедевром из «Южной гармонии». Жаль, но вот хоровой записи нигде нет, вообще. Нашлось только одно скромное видео Тима Эриксена, воспевающего среди сосулек.



Слова и вольный перевод

How splendid shines the morning star,
God's gracious light from darkness far
The root of Jesse blessed.
Thou David's son of Jacob's stem,
My bridegroom, king, and wondrous Lamb,
Thou hast my heart possessed.

Sweetly, friendly,
O thou handsome,
Precious ransom,
full of graces,
Set and kept in heav'nly places.

Сияньем утренней звезды
исполнишь дольний сумрак Ты —
росток от Иессея,
Давидов Сын и Царь святых,
предивный Агнец, мой Жених!
к Тебе лишь вожделею.

Мое сердце
в Твоей власти.
Край то счастья,
край покоя —
быть, Господь, всегда с Тобою!

Though circled by the hosts on high,
He deigned to cast a pity'ng eye
Upon his helpless creature;
The whole creation's head and Lord,
By highest seraphim ador'd,
Assum'd our very nature;

Jesus grant us,
through thy merit,
To inherit
thy salvation;
Hear O hear our supplication.

Rejoice ye heav'ns, thou earth reply
with praise, Ye sinners fill the sky,
For this his Incarnation
Incarnate God, put forth thy pow'r,
Ride on, ride on great conqueror,
Till all know thy salvation.

Amen, amen!
Alleluia,
Alleluia!
Praise be given
Evermore, by earth and heaven.

Сокрытый сонмом вышних сил
благое око обратил
к беспомощным твореньям.
Главе ли мира не милы
и серафимов похвалы,
доколе мы — в паденьи?

Внемли, внемли,
о Владыка!
по великой
благостыне
людям дай спасенье ныне!

Ликуй, земля; и небосвод,
откройся грешным, ибо вот,
стал Бог наш человеком.
Воитель славный, побеждай!
народам мощь свою являй:
ждет мир того от века.

Возгласим же,
торжествуя:
аллилуйя,
и осанна
да восходит непрестанно!




Ну и, для полноты картины,ПреториусCollapse )

Billings, David's lamentation
унылый осел
assinus_tristis


Вздрогнул царь
поднялся
в комнату над воротами
и заплакал.
Поднимаясь, он говорил:
Сын мой Авессалом!
Сын мой, сын мой Авессалом!
О, если бы я мог умереть вместо тебя,

Авессалом, сын мой,
Авессалом,
сын мой,
сын мой, Авессалом...

Аутентичный хор, неожиданно бодрыйCollapse )

The Good PlayersCollapse )

Idumea
унылый осел
assinus_tristis

Ну тупыыые!.. В России с некой поры принято считать, что жители Соединенных Штатов не имеют никаких традиций, лишены духовности и способны думать только об успехе и личной выгоде. Американская культура, нам известная — это Голливуд и попса. Да, конечно, это все имеет место. Но я был рад расстаться с глупым стереотипом и обнаружить такие глубины, от которых просто трепет пробирает!

Вы можете представить, как у нас, на «Святой Руси», сотни человек съезжаются вместе, только чтобы целый день петь по нотам духовные стихи? Вот то-то же. А американцы и могут и делают.

harp046

Первые переселенцы, как известно, были фанатичными пуританами и не взяли в Новый Свет музыкальных инструментов — зловредного изобретения Каиновых сынов. И пока в Южной Америке пышно цвело барокко, на севере звучали лишь metrical psalms, кое-как исполненные приходской общиной. Со временем жизнь устроилась, Отцы-основатели подписали свои акты, а нескольких энтузиастов вдруг охватила забота: почему же с музыкой здесь такая дыра? Народный дух искал себе форму. Событием, что дало развитию певческой традиции сильнейший импульс, стало изобретение в конце XVIII века «фигурной ноты». Фа соль ля - фа соль ля ми. Четыре названия, четыре вида головок. Традиция сольфеджио по тетрахордам, идущая из седого средневековья, от самого Гвидо. Выглядит странно. Но практика показала, что любителям так гораздо проще выучить свою партию, и систему с радостью приняли в народных певческих школах.

Теперь собрание могло уверенно петь на несколько голосов. Однако музыка, которую писали первые американские композиторы — Уильям Биллингс, Сапплай Белчер, Анания Дэвисон, нет числа им — была совсем не похожа на сладостный классицизм, заразивший Европу. Воспитанный музыкант просто охренеет от такого числа «ошибок»! Параллельные квинты, пустые созвучия, дикое фугато, ядренейшие диссонансы где попало — Боже, что это? Да-с, провинция, что с них взять!

Но они знали, чего хотят. Амбициозные неучи, отвергавшие непонятные правила, создавали мощнейшую полифонию, громогласные боевые кличи для спасенного народа и — глубокие размышления о неизбежной смерти и бренности всего сущего. Безнадежно отстав от моды и прогресса, они опередили время. Да нет, какое время — они заглянули в грозную Вечность!

Симфонии Бетховена покажутся вам жалкими ляляками, когда четыреста южан без всякого образования, сев квадратом, откроют книжки, и, отсчитывая ритм рукой, начнут Morning trumpet, или Promised Land, или еще какой из бесконечного числа гимнов и антемов, наполняющих тамошние сборники. Самый известный из которых (сборников), конечно, «Sacred Harp».

Я предложу вашему вниманию «Идумею». Так называется мелодия (без всякой связи), слова написал сам Чарльз Уэсли. Я же постарался перевести, ибо никто другой пока не удосужился этого сделать.

And am I born to die?
To lay this body down?
And must my trembling spirit fly
Into a world unknown?

A land of deepest shade,
Unpierced by human thought,
The dreary regions of the dead,
Where all things are forgot?

Soon as from earth I go,
What will become of me?
Eternal happiness or woe
Must then my portion be;

Waked by the trumpet's sound,
I from my grave shall rise,
And see the Judge with glory crowned,
And see the flaming skies.

Не с тем ли я рожден,
Чтоб скоро умереть?
И дух мой бедный обречен
К неведомым лететь —

Туда, где меркнет свет,
Где равны день и год:
В краю усопших места нет
Для здешних всех забот.

Но прозвучит труба
И должно нам восстать.
Решится каждого судьба:
О страх! — чего мне ждать?

Я плоть приму свою,
Забыв о смертном сне,
Увидеть дабы Судию
И небеса в огне!..

Кто эту песню только не записывал. Она звучит в фильме «Холодная гора». Дэвид Тибет выстроил на ней целый альбом в жанре психофолк. Но сначала всем надо услышать настоящее исполнение. Правильное. Корневое.




Еще исполнения...Collapse )

Old 100th
Гойя
assinus_tristis
Я решил посвятить несколько постов своей тайной страсти — церковным гимнам в стихах. Надеюсь, что и эта странная тема найдет своего читателя. Итак...

551

Это — знаменитый Old Hundredth, «старый сотый псалом». Его мелодия, впервые появившаяся в Женевской Псалтири 1551 года, заслуженно считается лучшей в своем роде, настоящим шедевром. Где еще встретишь такое сочетание крайней простоты и невероятной мощи? Ученые толкуют, что Луи Буржуа взял за основу какую-то светскую песню, но поверить в это трудно. Ума не приложу, какая мирская тема могла быть достойна такой величественной музыки!
Со временем мелодия немного изменилась, обрела текст — переложение 100(99) псалма авторства Уильяма Кета (Kethe), и стала безумно популярной на всем англоязычном Западе. Местные любители гимнов, протестанты и латинницы, естественно, не смогли пройти мимо такого хита и написали русское переложение, но увы, оно — ниже всякой критики. Настолько ниже, что я даже решил на время стать гимнографом и придумать что-нибудь получше. Быть может, поэт из меня, как из вас трамвай, но вроде ничего так вышло))


All people that on earth do dwell,
Sing to the Lord with cheerful voice;
Him serve with fear His praise forth tell;
Come ye before Him and rejoice.

The Lord ye know is God indeed;
Without our aid He did us make;
We are His flock He doth us feed,
And for His sheep He doth us take.

O enter then His gates with praise;
Approach with joy His courts unto;
Praise laud and bless His name always,
For it is seemly so to do.

For why the Lord our God is good,
His mercy is forever sure;
His truth at all times firmly stood,
And shall from age to age endure.

Praise God from whom all blessings flow;
Praise Him all creatures here below;
Praise Him above ye heavenly host;
Praise Father Son and Holy Ghost.

Amen.

Воскликни громче, вся земля,
Пой Богу ясным гласом, пой;
Ликуй, наш мир, Творца хваля:
О, как велик Создатель твой!

Все мысли, речи и дела
Владыке ныне посвятим,
Пусть праведная похвала
Всегда, всегда звучит пред Ним!

Он лишь один, и только Он
Принять достоин эту честь,
Лишь Он по праву наречен:
Господь, и Бог, и Тот-Кто-Есть.

Он создал нас, и не затем,
Чтоб нам забыть Его пути.
Врата Его открыты всем:
Грядите, поспешим войти!

Благословен Отец и Сын
и Дух — Основа всех основ,
Господь превышний, Бог един
прославлен будь во век веков.

Аминь.


На видео - роскошная «королевская» аранжировка Воан-Вильямса с пафосом и фанфарами, под катом — утонченная полифония от эмо-звезды XVI века Джона Дауленда.




DowlandCollapse )

Дилемма
унылый осел
assinus_tristis
Рыбки в прудах
снова в трудах:
плавает труп
в мутных водах.

Надо опять
покойника жрать.
Казалось бы, что
Нам тут понимать?

Но этот мертвец
пока еще жил
рыбу любил –
просто пипец!

Их бабушек ел,
и дедушек ел.
Рыбки в обиде,
он их задел!

Отвращенье и честь,
и кровная месть:
думают рыбки –
есть иль не есть?

О вере, слепой и настоящей
унылый осел
assinus_tristis
Ну правда, все вроде бы понимают, что значит «веровать», а вот сможет ли кто объяснить это словами? Попыток это сделать было бесчисленное множество. В послании Павла к Евреям неизвестный автор попытался дать определение вере, но потерпел фэйл, ибо так ничего и не сказал. Досада наша все росла, и наконец Марк Твен выдал такую фразу:

«Вера — это когда веришь в то, про что точно знаешь, что это не так».

Конечно, те, кто претендует на обладание верой, должны бурно возмущаться. Ведь всякий верующий подсознательно хочет избавиться от своей веры, превратив ее в знание. Так он думает победить противников, смеющихся над ним за его иррациональность и превозносящих «разум». Однако я не буду спорить, а вот возьму и поддержу Твена. Мастер афоризмов тут оказался к истине даже гораздо ближе, чем сам думал.

Кажется, что его определение бьет по вере, выставляя ее штукой, которая нафиг не сдалась взрослому здравомыслящему человеку. Но я убежден, что даже самые отъявленные атеисты постоянно веруют именно в таком смысле.

А дело вот в чем.
Не вставая из-за компьютера, ты можешь убедиться, что у тебя в голове сейчас есть сознание. Будем считать, что причина ему — моск (я не собираюсь тут доказывать наличие души или прочую неочевидную фигню). А теперь подумай о других человеках. Ведь и у них тоже есть сознание, не так ли?

Не так.
Ты никогда в жизни не видел, не ощущал сознания в ком-то еще, кроме тебя самого. И не увидишь. Другой человек внешне ничем не отличается от биоробота, продвинутого лунатика или просто глюка, который будет делать и говорить все то же самое, что и «настоящий» человек, при том никаким сознанием заведомо (для тебя) не обладая.
Казалось бы, если бы ты доверял только фактам, то пора тебе избавиться от иллюзии равенства людей и податься в солипсизм, представив Себя Любимого центром бытия. Но нет, ты все продолжаешь считать окружающих подобными тебе. Ты стараешься хотя бы с некоторыми из них вести себя так, как хотел бы, чтобы они с тобой поступали. И движет тобой не только эволюционное благо и страх перед возможными проблемами, но и вера в то, что ближний — не только что-то, но и кто-то. В то, что его боль и обиды — не просто кучка рефлексов, мешающих тебе жить. В то, что он действительно все видит и чувствует, а не просто проявляет «высшую нервную деятельность» в ответ на раздражитель. И проч., и проч.
Это никакое нафиг не знание, не логический вывод, а именно вера. Слепая вера, ни на чем не основанная. Прежде чем начинать спорить, постучи себя по голове между глаз и пойми, если еще не понял, что ты — не один из многих, а единственный. За 16 000 000 000 лет до тебя не рождалось другого существа, имеющего настоящее сознание! Наблюдаемый факт противоречит тому, что ты привык видеть, но ты закрываешь на него глаза. И это хорошо.

Итак, я считаю, что самый важный вид веры — признание личностью кого-то еще, кроме себя. В этом плане Бог имеет перед тобой те же права, что и последний бомж. Можно декларировать, как многие философы, что Абсолют безличен. Но в таком случае, понятие Бога можно вообще честно выкинуть на свалку. Ведь Абсолют, по определению — это Никакое Ничто, и если Он еще и никто, значит, от этого слова вообще нет в жизни никакого толка. Так ты можешь поступить, став атеистом, и поступишь ты вполне законно. Но тогда иди дальше — лиши права на личность окружающих людей. А можешь вообще податься в буддизм и даже себя перестать считать кем-то, поперек всему своему опыту.

Но надо оно тебе?

Догмат vs. библеистика
Гойя
assinus_tristis
Вот какие мысли пришли мне в голову после усиленного промывания мозга современной библейской критикой.

Я счастлив, что владею двумя величайшими сокровищами мира идей. Что может сравниться с нашими главными христианскими догматами? Первое из них — это представление об Абсолюте не просто как о личности, о «ком-то», подобном мне (что, по-моему, и так совершенно очевидно), но как о маленьком обществе. Кто как, а я неколебимо убежден, что одиночество — ущербное состояние. Для того, чтобы быть совершенным, ты нуждаешься в Другом, а вместе с ним и в ком-то третьем, чтобы иметь общее приложение своей любви. Те «строгие» монотеисты, которые обвиняют христиан в прогибе под язычество и отступлении от истины, сами того не осознавая, лишают Абсолют Его абсолютности. Но об этом можно еще много написать, не будем тратить время.

А второе сокровище — уверенность в том, что Бог стал человеком. В том, что через одного из нас, ничем не лучше, не сильнее, не могущественнее тебя или меня, действовал тот же самый субъект, через кого и мир сотворен. Когда в мире столько бесчеловечнейшего зла, страданий и несовершенства, которому конца не видно, только такой Бог, который лично перенес все это, достоин веры в Него. Да, я знаю, что и к этой идее можно выдвинуть много претензий, типа того, что Иисус отделася куда лучше, чем
миллионы других людей и все такое; но если Бог человеком вообще не становился, то я требую разсотворить меня обратно и вернуть в небытие.

Итак, я рад, что мне ведомо все сие, и, после долгих сомнений и размышлений, считаю, что нет на свете идей лучше.

Но! В чем же главная проблема?Collapse )